01:39 

...людям разумным и просвещённым

Ice-Pick Lodge
День подошел к концу.
Название: ...людям разумным и просвещённым
Фандом: Мор. Утопия
Пейринг/Персонажи: Даниил Данковский
Размер: мини
Категория: джен
Жанр: дарк
Рейтинг: G
Краткое содержание: в первый день бакалавр Данковский отказывается от поисков убийцы
Предупреждения:
Дополнительно: написано для марафона «Осенние ужасы» на сообществе iplfandom.diary.ru/

Наивно было надеяться, что жители столь удаленного от цивилизации городка окажутся людьми образованными и просвещёнными. Одни суеверные глупцы отправляли его к другим суеверным глупцам, те – к третьим, и так далее, пока в какой-то момент Даниил не осознал, что над ним попросту издеваются. Да. Издеваются. Или люди – или сама судьба, вкладывая в уста окружающих речи, достойные обитателей сумасшедшего дома. Не может взрослый человек осознанно произносить подобное, глядя в глаза другому взрослому человеку, лишь несколько часов назад потерявшему все. Демоны, пророчества, полу-люди и таинственные обряды, сожженная заживо женщина, и другая – забитая насмерть под равнодушными взглядами прохожих. Слишком много для этого тяжелого, растянувшегося в бесконечность, дня.
«Я врач» - объяснял он прелестной Еве, вытянув ноги в мягком, продавленном кресле. – «Я не сыщик и не колдун. Я умею работать с медицинскими вопросами, а старик Каин не пускает меня к телу». Ева кивала, разминала ему плечи, приносила горячий чай с твирином и смотрела так трепетно, словно Даниил был божеством, явившимся с небес. Обычно такое отношение от красивой женщины было бы приятно, но этим вечером оно лишь острее напоминало, как мало на самом деле он мог изменить.
Симон был мертв, Исидор тоже, Танатику ждало забвение, местные власти собирались передраться за власть, и даже к последнему шансу – осмотру тела погибшего – его не допускали до истечения неких сроков, установленных, якобы, местными погребальными традициями. До ночи!
Даниил провел вечер в обществе Евы. В конце концов её томные восторженные взгляды стали раздражать, и, не желая тратить силы и время на объяснения, он попросту перевел беседу в горизонтальную плоскость. Красивая молодая женщина, не чурающаяся плотских радостей – прекрасный помощник в том, чтобы забыть об окружающей безнадежности. Тем более, что так можно было с ней не разговаривать, не терпеть обожающе-пустой взгляд, а после – оставить даму дремать, чтобы самому подняться наверх. Был десятый час, старик Каин велел прийти к полуночи, и Даниил решил скоротать время за чтением. Спать не хотелось.
Он устроился за столом. В домашней библиотеке Евы сложно было отыскать что-то кроме беллетристики и романов, так что, в конце концов, пришлось остановить выбор на сравнительно небольшом томике, обещавшем неосторожному читателю «авантюрную историю жизни и странствий юного виконта Н». Даниил вытянул ноги и погрузился в чтение.
Разумеется, книга была отвратительна. Взгляд бегал по строкам, то и дело спотыкаясь, и каждый новый пассаж превосходил предыдущий по стилистической небрежности, а ко второй странице в дело включились логические нестыковки. Человек, писавший это, явно и не думал следить за ходом своих мыслей, и странице к пятой Даниил, не сдержавшись, объявил книгу бредом – вслух и громогласно. И, разумеется, продолжил чтение: бред или нет, а от мрачных мыслей она прекрасно защищала.
Виконт Н, обладатель всех мыслимых и немыслимых достоинств, покидал отчий дом, чтение шло как по маслу, и Даниил даже не сразу понял, что на него смотрят.
- Прости, я не хотел тебя разбудить, - он поднял голову, ожидая увидеть Еву. Даже был немного разочарован, когда в комнате никого не оказалось: приключения влюбленного виконта определенно задели в душе какую-то романтическую нотку, и общество прелестной полуобнаженной блондинки было бы весьма и весьма к месту.
- Ева? - Даниил был уверен, что видел кого-то. Должно быть, она решила, что он занят, и пошла вниз. Женщины, а особенно женщины робкой романтической породы, иногда делают такие вещи. Он вздохнул, отложил книгу, встал и пошел к лестнице, уже предвкушая, как обнимет, как скажет, что вовсе не был занят, как Ева прильнет к его плечу, еще теплая после сна, разморенная и томная, и еще часик они скоротают не столь нелепым образом, как чтение романа…
Ступени скрипели. Внизу было тихо и пусто, а Ева спала. Дыхание глубокое, рот полуоткрыт, ресницы не дрожат. Одеяло намотано как кокон. Так за пару секунд не устроишься. Должно быть, ему просто показалось. Что ж, может быть так оно и к лучшему: прелестная дама едва ли будет сердита, если её разбудить…
Наверху тихо, но совершенно отчетливо скрипнул пол. Даниил дернулся, словно ужаленный: ну конечно, болван он, это просто была не Ева! Кто-то вошел в дом, нашел её спящей, а его увлеченным чтением, и… И почему-то отступил в тень, не дав знака о своем присутствии. Дождался, пока он уйдет, а между тем, наверху, на кровати остался саквояж, с медикаментами, инструментарием и всеми документами.
Даниил бросился бегом. Споткнулся на лестнице, ударился плечом, бежал, запутался в ширмах, одну даже сшиб.
Саквояж, нетронутый, лежал на кровати. Отложенная книга - на столе. Всего несколько часов назад на улице шел дождь, но ни на ковре, ни на паркете не было влажных следов. Очевидно, никого здесь не было.
Он выдохнул. Да, такое бывает, когда дом построен не совсем правильно: перекрытия перераспределяют нагрузку произвольно, и кажется, что на верхних этажах кто-то ходит. Как он мог забыть… Нервы ни к черту.
Даниил взял книгу и хотел сесть обратно, но почему-то за столом перестало казаться уютно. Комната за спиной, комната сбоку, комната впереди… Конечно, сразу же обругал себя идиотом, но впереди была долгая тяжелая ночь, и ни к чему было себя испытывать: он взял книгу и вполне уютно устроился на кровати, подпирая спиной угол. Ширмы, конечно, мешали…
Виконт Н добрался до первой придорожной таверны, когда над комнатой прозвучал тихий, полный безнадежной грусти и усталости женский вздох.
Это точно была не Ева. Женщина значительно старше, голос глухой, словно из колодца. Даниил напрягся: его накрыла полная, абсолютная уверенность в том, что в дальнем, скрытом от взгляда, конце комнаты, стоит она, и её спутанные волосы спускаются до земли, и её когти скручиваются в грязные костяные завитки, и сочащийся гной пачкает чистый, кукольно-аккуратный дом Евы.
Меньше слушать надо городских сумасшедших.
Он захлопнул книгу, встал и решительно прошел мимо стола - так, чтобы видеть вторую часть комнаты. Естественно, там никого не было. Просто надо было больше спать и меньше вертеть в голове услышанное за день. Вертелось на грани памяти пророчество, если можно так выразиться, местной ясновидящей. Чертовы морфинисты. Чертовы слабонервные идиоты, которые им верят. Чертов бакалавр Данковский, который стоит, как полный дурак, вцепившись в книгу, и никак не может повернуть голову.
Боковое зрение. Сквозняки. Здесь никого нет. “Если вы не найдете своего врага, он сам найдет вас”.
Часы на каминной полке бьют: час до полуночи.
Даниил отложил книгу и начал одеваться. Нервы ни к черту: так и казалось, что в спину кто-то смотрит. А, неважно! Ева, сумасшедшая Катерина, или эта “шабнак-адыр”, все это неважно. Он сделает то, что должен: оденется, выйдет на улицу, дойдет до “Горнов” и узнает, от чего умер Симон Каин. Это единственное, что имеет значение. Все остальное может подождать.
Пол скрипит и ходит ходуном. Хлопает входная дверь, но Даниил не чувствует страха - только острую, болезненную злость. Он не намерен смиряться с тем, что дело всей его жизни погубил какой-то глиняный голем.
Он выходит в совершенно ледяную осеннюю ночь. Мельчайшие капли дождя оседают на лице, на руках, на волосах, и он чувствует, как город впитывается в него, проникает сквозь кожу, просачивается под веки. Где-то недалеко вскрикивает женщина: в её голосе страх мешается с безнадежностью, словно она уже смирилась с приближением чего-то ужасного, и теперь ждет, чтобы все кончилось быстрее.
Что ж, её хотя бы не сжигают заживо.
Голем все еще здесь. В неясном свете фонарей, в мелкой мороси дождя, во взглядах редких прохожих. Они же знают, наверняка знают, что ему нашептала безумная пророчица. И ждут. В их взглядах ему видится немой вопрос, темный силуэт башни нависает над дальним берегом и выглядит чудовищно и угрожающе.
“Ты проиграл” - говорит ему Многогранник
“Все проиграл” - вторят взгляды прохожих
“Ты не успел”- хмурится громада Собора.
“Все погубил” - смеется шабнак-адыр, глядя на него из-за тяжелых занавесей на окнах. Даниил протягивает руку, чтобы стучать - но дверь открывается сама, и из комнат пахнет гнилью, смертью и пылью.
Глупости. Он был здесь всего полдня назад. Это прибранный, аккуратный дом, и никакой вони, никакой пыли здесь быть не может. Георгий должен ждать в своем кабинете, Даниил пришел раньше, но это можно объяснить. Все можно объяснить.
За его спиной шабнак-адыр, довольно усмехаясь, захлопывает дверь.

@темы: фанфик, мини, джен, Осенние ужасы, Мор (Утопия), G-PG

URL
Комментарии
2015-11-14 в 21:40 

Cornelia
В иные дни я успевала поверить в десяток невозможностей до завтрака!
Очень атмосферно получилось. Хоть сюжета как такового и нет, но настроение ухвачено здорово. Все эти скрипы, вздохи над ухом и все такое. Круто!

2015-11-22 в 15:07 

Caelibem
I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
За его спиной шабнак-адыр, довольно усмехаясь, захлопывает дверь.

Ох, коварная женщина ;) После этой строчки безумно хочется продолжения.
Здорово написано, очень атмосферно

2015-11-30 в 11:13 

Мириамель
true neutral
Понравилось, как создано настроение, как нагнетается напряжение.

2015-12-03 в 10:04 

Ламира
Cornelia, спасибо :white:

Caelibem, мрррр, спасибо)
Ох, коварная женщина После этой строчки безумно хочется продолжения.
Изначально вообще планировался текст про то, как Данковский дорвался до осмотра Симона - но по ряду причин не сложилось(

Мириамель, старалась)))

   

Ice-Pick Lodge Fandom

главная