Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:47 

Ice-Pick Lodge
День подошел к концу.
Адресат: Эра милосердия
Название: В «Неводе»
Фандом: Мор (Утопия)
Пейринг/Персонажи: Юлия Люричева/Ева Ян, Лара Равель
Размер: мини, 1406 слов
Категория: фемслэш
Жанр: ангст, мистика
Рейтинг: PG-13
Предупреждение: смерть персонажа
Дополнительно: по заявке: «По Мору — сиквелы, приквелы и вбоквелы, что угодно кроме таймлайна игры. Горячо желаемые персонажи и пары — бакаруспик, Юлия/Ева, Полководец/Инквизитор, Полководец|Лара, Полководец|Клара и вообще чем больше Полководца, тем лучше. Драма, хоррор, чернуха — вот это всё».

— Ты убрала зеркало?
«Зачем ты убрала зеркало?» — вот что, кажется, подразумевалось, но Лара слишком деликатна, чтобы задавать вопросы по существу. Юлии не слишком-то нравится такая черта характера, но сейчас она без колебаний пользуется возможностью увильнуть:
— Точно, убрала. Ещё чая?
Смешно, но теперь в Городе куда больше деликатесов, чем было ещё летом. После второй вспышки в Столице словно вспомнили о существовании Города, и среди впечатлительных барышень стало так же модно отправлять посылки с гостинцами в Город, как и на фронт. Тем более что война поутихла и вышла из моды, уступив место страшной эпидемии.
— Заварить мятный? Он понравился тебе в прошлый раз. Если хочешь попробовать что-то новое, предложу с бергамотом или с корицей. Час поздний, я подберу что-нибудь успокаивающее.
Лара молчит, слушая монотонные, предельно вежливые слова Юлии. Она деликатна, но столь чутка к людским переживаниям, что Юлия и не надеется её обмануть. Лишь бы молчала, а думает пусть что угодно.
— Я буду тот, который хочешь ты.
— Разумеется.
Хочет Юлия курить, но считает невежливым дымить в обществе некурящей барышни, хоть и уверена: спроси разрешение, она тут же его получит. Она заваривает чай, совершая множество ненужных движений и делая вид, будто полностью поглощена процессом. К счастью, в этом нет ничего удивительного: в некоторых кругах принято разводить ритуалы вокруг самых простых действий, и так легко притвориться, будто Юлия в самом деле внимательно отсчитывает секунды.
— Раньше ты пила чай без сахара, — говорит Лара, когда Юлия рассеянно откалывает несколько кусочков сахара и опускает их в чай.
Это её самые смелые слова за вечер. В прошлый раз она сказала, как побледнела и осунулась Юлия, и, вероятно, это же скажет в следующий раз. Но сегодня, кажется, нет, только Юлия сомневается, что это оттого, что сегодня она выглядит более здоровой.
— А теперь пью с сахаром. — Юлия смотрит ей прямо в глаза — не в первый раз за вечер, конечно, но первый раз глядит пристально и не отрываясь. Лара смущается, отводит взгляд и ничего больше не говорит.
Горячая сладкая жидкость неприятно скользит по горлу. Жажда только усиливается. Юлия зажмуривается на несколько мгновений в попытке получить удовольствие, и в какой-то момент ей кажется, что сладкий чай вкусен. Что он так же приятен языку, как, например, ореховая халва. Но стоит открыть глаза, как собственная природа берёт верх и вкус снова становится отвратительным.
Хочется курить, чтобы соскрести с нёба липкость.
— Я пойду, пожалуй, — говорит Лара.
— Притвори за собой ворота. В прошлую ночь во двор забежала собака и до рассвета выла под окном.
До позднего зимнего рассвета.
Лара так давно приходит к Юлии, что привыкла к её невежливости. Её лицо исполнено нежной печали — от которой скулы сводит, как от сладкого чай, — а ведь когда-то Лара огорчалась, если видела от Юлии меньше обходительности, чем демонстрировала ей сама.
Мягко и неторопливо Лара делает последний глоток и поднимается. Зима сурова, и проходит довольно много времени, прежде чем Лара закутывается во все слои одежды. На пороге она оборачивается, чтобы попрощаться, но вдруг ахает и отшатывается. Сперва Юлия лениво рассматривает её застывшее в ужасе лицо. Почему-то именно сейчас, глядя на искажённые черты, Юлия в очередной раз отмечает, как красива Лара и как странно, что при этом она не вызывает ни малейшего желания прикоснуться. Наверное, это потому, решает Юлия, что в ней не больше жизни, чем в фарфоровой статуэтке. Юлия никогда не любила изящные безделушки.
Эти мысли пережёваны не единожды, а свежие в голову не идут. Лара всё так же цепенеет, и Юлии не остаётся ничего иного, как обернуться.
В углу скопилось достаточно пыли, пауки достаточно постарались в плетении своих кружев, а стенная обивка достаточно пожелтела от времени, чтобы ввергнуть иных в шок. Но к чести Лары надо признать, что этим её не смутить. Что-то иное напугало её, что-то, недоступное сейчас взгляду Юлии.
— Что же ты, увидела призрака? — Юлия растягивает губы, почти видя, сколь неприятна получившаяся улыбка.
— Я... нет, что ты, нет... Призрака?..
— Что же так тебя напугало, в таком случае?
— Это... это ничего. Это нервы. После всего пережитого... Мне кое-что померещилось, но теперь всё прошло. Не стоит и говорить о таком пустяке.
Лара спешно убегает, и Юлия наконец закуривает. Она ещё долго продолжает сидеть в том же положении, не отводя взгляда от чашек, и кажется, что мгновение растянулось бесконечно, что рассвет и весна никогда не наступят. Это приятные мысли. Ночью, в самый глухой час, когда до восхода солнца ещё так далеко, и зимой, в те дни, когда день ещё не начал прибывать, Юлия ощущает наибольшую гармонию со всем, что её окружает. Спят люди и травы, спят Город и степь, фонари заливают комнату призрачным светом сквозь незанавешенные окна, и Юлии нравится воображать, будто она одна наблюдает за всеми остальными, меланхоличная и отстранённая, не вовлечённая в суету и переживания.
Невыносимо видеть, как ночную гармонию портит светлеющее небо, поэтому Юлия поднимается в спальню прежде, чем ночь начинает отступать.
Зеркало стоит в спальне. Его втащил по узкой лестнице рабочий, которого Юлия окликнула из окна. Он развлёк её, пока, кряхтя и ругаясь, забавно поднимался по ступенькам.
Юлия садится на переворочанную постель, от которой начало едва заметно тянуть затхлым, и смотрит в зеркало — просто смотрит, не желая анализировать то, что видит. Есть рассуждения, которые она готова мусолить раз за разом, а есть те, которые пропитывают всё существо и не требуют повторения. Поэтому Юлия просто смотрит на то, что происходит в отражённой спальне.
Ева полупрозрачна, хотя противоположный угол комнаты просвечивает сквозь неё не так отчётливо, как вчерашней ночью. Она не смотрит на Юлию по другую сторону зеркала, потому что у неё есть своя.
Юлия в зеркале обнажена, и потому отлично заметно, какая она костлявая и бледная. Под глазами залегли чёрные круги — о которых Лара тоже ничего не сказала, — движения выглядят неловкими и скованными, будто тело забыло о том, как шевелиться. Она выглядит истощённой, словно внутренности её точит смертельная, но медленная болезнь. Ева же полна жизни и томной чувственности, по одним только её вкрадчивым шагам видно, сколько в ней игривости и жажды наслаждения. Её губы ярки и сочны, на щеках играет румянец, тело сильное и мягкое, грудь пышна и упруга.
Но Ева прозрачная, а Юлия нет.
Они любят друг друга и не знают, что за ними наблюдают. Они смотрят друг другу в глаза, прикасаются нежно и дразняще, ловят срывающиеся с губ вздохи, ласкают уверенно, собственнически — медленно и неотвратимо подводя друг друга к наслаждению. Юлия за зеркалом впитывает в себя ласки, ловит их жадно, будто иссыхающий — воду, и Ева отдаёт себя Юлии за стеклом так же, как привыкла отдавать себя при жизни. Юлия, сидящая на постели, почти сердится, когда видит, как женщины в зеркале тяжело дышат, откинувшись на простыни. Ева выглядит утомлённой, какой никогда не была при жизни даже после самой долгой ночи любви. Но её усилия не пропали даром: кажется, они расшевелили Юлию, пошли ей на пользу, придали живости её чертам.
Юлия долго вглядывается в отражение. Так долго, что пропускает момент, когда небо начинает светлеть. Она ложится спать досадуя и ворочается, не в силах справиться с дурным настроением и уснуть, а после, когда наступают ранние зимние сумерки и она просыпается, то долго не может найти в себе сил, чтобы подняться с кровати и выпить утренний кофе.
Повернув голову и приоткрыв слипшиеся со сна веки, Юлия смотрит в зеркало. Они всё ещё спят, и в утреннем свете кажется, что Ева стала чуть менее прозрачной, а Юлия ещё немного истончилась. На мгновение кажется, что сквозь неё виден полог кровати, но видение отступает. Что только ни примерещится после пробуждения. Юлия хмыкает, но не вслух, а мысленно, чтобы не утруждать себя лишним усилием. Проходит не один час, прежде чем она спускается на первый этаж.
Она могла бы уехать. Это не так сложно, наверное. После второй вспышки уехали многие — даже из коренных жителей, тех, кто в жизни не отъезжал от Города дальше, чем на несколько вёрст. Ей же, закончившей столичной университет и не до конца растерявшей тамошние знакомства, это и вовсе не составит труда. Добрая Лара соберёт вместо неё вещи, так что цепкая слабость не помеха.
Юлия представляет, как можно всё организовать, видит, как мало требует это усилий и сколь незначительное время займёт. Спешки нет, говорит она себе. Это так же несомненно, как и то, что когда спустя время необходимость поторопиться появится, Юлия всё так же не сделает ни движения для того, чтобы оставить «Невод».
Можно предположить, через сколько дней стоит позвать ещё одного рабочего, чтобы спрятать зеркало в тёмный угол. В этот день у Юлии должно быть достаточно сил — проследить, чтобы не выпал осколок, прикреплённый к обратной стороне зеркала, — единственный осколок, отлетевший от Собора после обстрела Многогранника.
Не так далёк день, когда в этом доме появятся люди — слишком много людей, по мнению Юлии, — а она будет не в состоянии их прогнать. Нельзя, чтобы они тронули зеркало или потеряли осколок.

@темы: Мор (Утопия), Secret Santa, G-PG, мини, фанфик, фемслэш

URL
Комментарии
2016-01-08 в 01:51 

Caelibem
I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
Ох, какая Юлия :heart: ох, какая Ева : D
Так тонко описаны все эти тонкие черты характера, что завораживает. И идея с осколком и зеркалом очень красива.

2016-01-11 в 23:08 

Это великолепно :heart:

2016-01-12 в 19:59 

Cornelia
В иные дни я успевала поверить в десяток невозможностей до завтрака!
Очень понравилось. Давно хотелось почитать про Еву-призрака.

2016-01-12 в 21:03 

Мириамель
true neutral
Caelibem, Shaidis, Cornelia, спасибо! :dance2:

   

Ice-Pick Lodge Fandom

главная