11:03 

Скромный_ГЕНИЙ
Название: Jus vitae necisque. Шабначье отродье
Фандом: Мор. Утопия
Пейринг/Персонажи: Артемий Бурах, Даниил Данковский
Размер: драббл, 764 слова
Категория: джен
Жанр: AU
Рейтинг: G
Краткое содержание: "Оставь меня, шаначье отродье".
Предупреждения: ООС
Примечания: Я знаю, что шабнаком может быть только женщина. Но ведь это никем не доказано, правильно?

Они идут по степи вроде бы без какой-либо цели, но идут долго - Даниил теряется во времени, но помнит, что выходили они рано утром, а сейчас уже вечереет. Он спотыкается, совсем уставший, не чувствуя ничего, кроме этой разъедающей кости и мышцы усталости, и просит отдохнуть; ожидает, что Артемий лишь отмахнется, скажет, мол, далека дорога, ойнон, нет времени отдыхать, но тот просто останавливается, резко разворачивается в его сторону и присаживается прямо так, в траву, терпко пахнущую чем-то горько-сладким. Данковский даже не садится - падает, где стоит, и лежит, смотря на горящее вечером чистое небо, пока гаруспик не вкладывает в его руку бутыль с водой. Тогда он садится, сминая одной рукой травы, зарываясь пальцами в землю; прижимается губами к горлышку, чувствуя не столько прохладу воды, сколько вкус земли и трав от нее - давится, но все равно пьет.

- Там дальше, за степью, лес, - как бы к слову начинает Бурах. - Никогда там не был, да и видел его всего пару раз.

Даниил передает бутыль обратно гаруспику, сначала щуря глаза, вглядываясь в жаркое марево над степными травами, пытаясь разглядеть в нём отголосок того леса, про который говорит Артемий, а потом переводит взгляд на гаруспика, на то, как дергается чужой кадык, когда тот глотает воду.

Лес - его спасение.

Почти год прошел со времен второй вспышки, а Данковский все не может вернуться в Столицу. Не потому, что здесь много дел и не потому, что девушки здесь куда очаровательнее Столичных. Нет, вовсе нет - на самом деле, он просто не может. Сначала он садился на каждый поезд, идущий в Столицу, но всякий раз выходил на той же самой станции; после и ждать перестал.

Спустя какое-то время его стал встречать Бурах.

- Это твоих рук дело? - зло зашипел на него Даниил в тот раз, с трудом сдержавшись, чтобы не схватить за грудки.

- Нет, - покачал тогда головой спокойный Артемий. - Но сердцем чувствовал, что вернешься.


И бакалавр возвращался. Раз за разом. Постоянно.

Гаруспик поднимается, не отряхиваясь. Протягивает руку, помогая встать на ноги, и, прежде чем отпустить ее, Данковский коротко сжимает чужие пальцы - попрощался заранее.

Лес - его выбор.

***

Даниил позволяет себе целых семь часов - отоспаться и приготовиться к дальней дороге. Он собирает в свой старый, с задерганным замком, саквояж все самое необходимое: воду и питье. Оставляет на столе записку, чтобы Бурах не искал:

"Ушел. Больше не вернусь".

И действительно уходит, хотя верится в это уже с трудом.

***

Теперь он идет по степи с конкретной целью, которая не дает ему передохнуть и десяти минут. Он знает, что в конечном итоге может и не дойти, свалиться если не в самом начале, то в середине пути так точно, но не может заставить себя остановиться. Даниил днем и утром пьет воду, к вечеру – съедает кусок хлеба или сухарь. Ночью жует кофейные зерна, уже даже не морщится – боится, что просто не сможет открыть глаза после.

Он идет два дня и три ночи и делает больше остановок, чем было запланировано. Он ругает себя, ругает степь и ругает лес, уже не заботясь, позволят ли они после этой ругани выйти ему живым и найти путь до Столицы.

Теперь Столица кажется одной из многих фантасмагорий – не более.

У опушки леса Данковский позволяет себе присесть – уже без лишней ругани. Он так вымотан, что, думает, проспит в лесу дня два, если сможет закрыть глаза. Или если сможет открыть по прошествии этих двух дней.

Даниил грызет черствые сухари, краем сознания замечая, что уже светает. Он не думает, что может не выбраться из леса. Он не думает, что может быть съеден дикими животными.

Он не думает, что найдется кто-либо, способный его вернуть в Город.

Баклавр Даниил Данковский готов отдать свою душу этому лесу, лишь бы никогда не возвращаться в то место, где осколками башни лежат под чужими ногами его мечты.

***

Спустя несколько дней он почти отчаивается найти выход. Ему кажется, что он кружит в одних и тех же местах ежедневно, ежечасно, ежеминутно, ежесекундно. Он оставляет тупым ножом отметки на деревьях, он протаптывает тяжелой подошвой тропинки, он ломает руками в грязных перчатках ветки – и видит их раз за разом, проходит мимо своих же отметин, пока не остается мест, где их можно сделать.

Тогда за ним приходит Бурах. И Данковский не сдерживается: кривит лицо, чувствуя, как в уголках глаз собираются слезы. Он не хочет возвращаться. Он не вспоминает чужих слов о том, что Артемий никогда не был в этом лесу.

- Оставь меня, шабначье отродье, - шипит он срывающимся голосом, а гаруспик лишь наклоняется ближе, поднимает на ноги.

И уходит в степь, а Даниил идет за ним, ведомый, не способный сопротивляться. И корни, и травы – все расступается перед ними.

И стучат в высоких сапогах шабначьи кости.

@темы: фанфик, драббл, джен, Мор (Утопия), G-PG

Комментарии
2017-02-22 в 00:37 

Naians
Отсюда нет выхода.(с)про фандомы
Круто и жутко!:heart:

2017-02-23 в 19:54 

Скромный_ГЕНИЙ
Naians, спасибо <3

   

Ice-Pick Lodge Fandom

главная