Nobel Don
И были атомы, и были звёзды.
Вношу с фандомной битвы

Название: Долго и счастливо
Автор: Nobel Don
Бета: bocca_chiusa
Фандом: Мор (Утопия)
Размер: драббл, 462 слова
Пейринг/Персонажи: Хан, дети Многогранника
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: некоторые истории невозможно закончить, некоторые сюжеты заходят в тупик. Игры детей Многогранника порой затягиваются вовсе не по их вине, а по капризу внезапного сюжетного поворота, ведущего в ловушку из зеркальных граней. Тогда за ними приходит Хан. Всегда приходил.
И обязательно придёт снова
Примечание/Предупреждения:
— Видишь эти стены?
— Да.
— Я так и думал. А мы, дети, не видим. Вон там, слева — берег Нового Моря. Сзади тебя — рассечённые острова. За моим левым плечом открывается Узел Пяти Тропинок. А вон та грань, чуть левее — на самом деле полуразрушенный мост из легенды о Перерождающихся.

© Хан о Многограннике, день третий


У него блестит от испарины лоб.
Жар палит, пробирается вглубь тела. Яркое солнце печёт путникам головы через пробковые шлемы, вытягивает из кожи влагу. Песок жжёт им ноги сквозь обувь, а горячее марево искажает очертания и размеры.
Они стоят у основания пирамиды и смотрят вверх, где алмазами переливается драгоценная верхушка. За неё столь многие отдали жизни...
— Уже скоро, — говорит один, на пробу пиная каменный блок в основании. — Слышите? Начинается.
От его ботинка расходятся мелкие ниточки трещин, а затем будто рвётся ткань — разлом со скрипом прорезается от угла вверх, ползёт, словно пойманная в мёд молния, раскидывается ветвями. Прогрызает ряд за рядом громко и медленно, пока пирамида не проваливается с грохотом внутрь самой себя.
Вздымается облако горячей пыли и оседает на влажных улыбающихся лицах.
Скоро всё занесет песком, и сокровища не найдёт никто.
Они могут идти домой.

Влажные волосы прилипли ко лбу. Хан не кашляет — он хрипит, и это треск столкнувшихся льдин в Северном море. Они встречаются, давят, наваливаются одна на другую. Их выломанные куски вздымаются и разваливаются на ещё более мелкие части, а свободная вода вспенивается под осколками. На палубе кричат: есть проход между льдами!
— Бери вправо! — кричат там снова и смеются задорно и счастливо, когда проскальзывают бортом в опасной близости от самого острого края.
Они могут пройти и вскоре увидят свет маяка и охваченные инеем цепи причала.
Перед ними открыт путь домой.

Хан лежит, свернувшись клубком и поджав ноги к груди. Тело ломит, холодный пол не может унять охватившей его лихорадки. Хан кашляет надрывно, из последних сил выхаркивает лёгкие, и от этого дрожат, вибрируют стены. Кашель его отражается и клубится, пойманный в изломы и изгибы стекла, будто в бутылку. Где-то вдалеке он звучит, почти как гром.

Гром прокатывается над кустарниками и уже обжитым лагерем. Молния прорезает воздух, освещённые ею капли срываются с туч и тяжело падают на землю, нагоняемые гулкими раскатами. Электричество перекатывается среди тёмно-серых клубов и затухает глухим треском.
Дождь набирает силу, он переходит в ливень. Вода увлажняет землю, собирается в лужи, стекается в грязные речные потоки. Вода падает на людей, и там, под деревьями, они прыгают и машут каждому новому раскату.
Они раскрывают рты и ловят пресную воду в листья, они бегут к севшему на дно обмелевшей реки кораблю и взбираются на борт. Поток окутывает водами киль — тот проскальзывает по глине, поднимается на волне, раскрываются парусные крылья, их подхватывает ветер. Корабль взлетает среди дыма затухших костров.
Попутный ветер ведёт их домой.

Хан стискивает зубы и жмурится, сдавливая слабыми руками пульсирующие виски. Он кричит от боли и стонет в ознобе; звучит условный сигнал, по которому наконец-то зажигаются путеводные огни и всё-таки умирают предатели.

Кашель едва слышен. Дети стоят рядом: чумазые, гордые и молчаливые. Они близко, но вовсе не здесь; прижимают ладони к прозрачным граням, верно глядя на затихшее тело.
Хан исчезает.

Все истории обязательно должны заканчиваться.
И вскоре снова грянет путеводный гром.

@темы: G-PG, Мор (Утопия), джен, драббл, фанфик